Вчімося у маршала Маннергейма перемагати Россію! Ч. 2.

                                                                                     Читайте початок.    Часть II   Восемь лет соревнования с бурей    Король (Великобританії ЕдуардVIIIпід час прийому Карла Густава Маннергейма у січні 1936 року – примітка моя) заявил, что считает коммунизм опасностью для всего мира, и в этой связи рассказал: «Позавчера у меня на приеме был Литвинов и говорил, что мировую революцию пропагандировал Троцкий, а современные круги, находящиеся у власти в России, не од...
Читати далі →

Вчімося у маршала Маннергейма перемагати Россію!

   Президент України 24 січня 2017 року перебував з офіційним візитом у Фінляндській Республіці, яка 6 грудня 1917 року проголосила свою незалежність від Россійской імпєріі, котра багато століть поневолювала також і Україну. На жаль, Українська незалежність сталася майже через 74 роки після Фінляндської (скільки втрачено часу для нормального розвитку) – аж 24 серпня 1991 року Золотоверхий Київ позбувся невільничих оков СССР – більшовицької імпєріі, що прийшла на зміну царській, але після розвалу й цієї вже комуністичної тюрми народів Московія — Россія не позбулася своєї імпєрской сущності, всіляко намагаючись накинути українцям на шию новітнє россійскоє ярмо.

   Результати візиту є позитивними: Фінляндія, будучи членом ЄС, підтримує Україну на міжнародній арені, бо добре знає підступний характер свого східного московитського сусіда, від якого фінам неодноразово (1918 – 1920, 1921 – 1922, 1939 – 1940, 1941, 1944 роки) зі зброєю в руках доводилось боронити свою державність. СССР (тоді його ще називали де — юре неправильно Совєтская Россія) на фінляндській землі спонукав та всіляко підтримував сепаратизм і колабораціонізм, створював маріонеткові «республіки», надсилав для їхньої підтримки полчіща совєтскіх войск, прагнучи загарбати чужу територію. Але Фінляндія з неповними чотирма мільйонами населення своєю героїчною боротьбою відстояла власну незалежність.

   Україна у 21 столітті зіткнулася з тими ж самими проблемами, що й фіни у 20 столітті:Россія наприкінці лютого 2014 року здійснила збройне вторгнення до Криму, окупувавши та анексувавши його, а трохи пізніше розпочала бойові дії на Донеччині і Луганщині, створивши тут з допомогою крємльовскіх штиков та мєстних колаборантов маріонеткові режими «ДНР» і «ЛНР»; паралельно з цим Москва розпалювала та продовжує інспірувати колабораціоністсько — сепаратистські кремлівські рухи на інших українських землях, поза Донбасом, в т. ч. з допомогою криміналітету.

   Президент України під час зустрічей з офіційними особами Фінляндської Республіки говорив, що Фінляндія є прикладом для України у відстоювання своєї державності. І це без сумніву так: зверніться до мого дослідження «Поради провідникам…». Тільки є одне але, яке застерігає від повного копіювання фінського досвіду: Фінляндська Республіка не є членом НАТО. Україні ж, навпаки, треба якомога швидше реформуватися, щоб у близькій перспективі вступити до Організації Північноатлантичного договору, бо інакше вона може втратити незалежність (будучи в Північноатлантичному Апьянсі, Крим би не втратила та й Донбас оберегла б), сам — на — сам борючись з россійскім врагом і будучи поза рамками системи колективної безпеки – НАТО (моя стаття «Мюнхен 1938 – Мюнхен 2015» наводить відповідні аргументи).

   Різні «друзі» України якраз нав’язують офіційному Києву фінляндизацію – позаблоковість, нейтралітет, відмову від членства в Північноатлантичному Альянсі, чого тільки й чекає Россія (проаналізуйте самі мій матеріал «Говориться одне, а робиться інше?»). Фіни, до речі, не пропонують Україні триматися позаблоковості, а у Фінляндії, на тлі московитської агресії проти українців, все частіше й гучніше лунають заклики до перегляду свого статусу та вступу до НАТО (задумайтеся над моєю публікацією «Пінчук, ПНХ!» про одного з українських «друзів»).

   Історія незалежності Фінляндської Республіки нерозривно пов’язана з Карлом Густавом Маннергеймом. Він – національний герой, символ і організатор ефективного збройного опору СССР, що завдавав совєтскому агрєссору нищівних ударів. Президент України вшанував пам'ять борців за незалежність Фінляндії та поклав вінки до Хреста Героїв і могили маршала Маннергейма (16.06.1867 – 27.01.1951) на цвинтарі Хієтаніємі, підкресливши, що «Карл Густав Маннергейм – це лідер, в якого ми вчимося захищати Батьківщину». По собі він залишив ґрунтовні спогади, російське видання яких вийшло під назвою «Карл Густав фон Маннергейм. Мемуары» (Москва, Издательство «Вагриус», 1999; militera.lib.ru/memo/other/mannerheim/index.html) (чому немає їхнього українського видання державною мовою включно з іншими подібними працями, зокрема й у електронному вигляді?).

   Французький літератор, співробітник поліції Жак Пеше колись сказав: «Нове – це добре забуте старе». Даний вислів звучить особливо актуально на тлі агресії Россіі проти України та досвіду Фінляндії у боротьбі з Московією, збереженому для нащадків у спогадах маршала Маннергейма, тому читаймо уважно його «Мемуари», робімо

                                           

                                                                 Світлиною люб’язно поділився Інтернет.

правильні висновки (особливо це стосується української влади) і вчімося у нього перемагати Россію:

   «Часть I

   На фронтах Первой Мировой войны

   Как финн и убежденный противник политики русификации (виділено мною – Г. М.), я думал, что понимаю чувства поляков и их точку зрения на те вопросы, которые можно было считать взрывоопасными. Несмотря на это, поляки относились ко мне с предубеждением.

   Отрицательное отношение поляков к русским было почти таким же, как и наше, хотя… Польша оказалась совершенно в другой ситуации, нежели Финляндия. Королевство Польское фактически прекратило свое существование, и государство, по сути, превратилось в российское генерал-губернаторство. Русский был объявлен официальным языком, школы и администрация русифицированы. Польша как суверенное государство больше не существовала, но глубокие патриотические чувства, разумеется, никуда не делись. Контакты между русскими и поляками были сведены к минимуму...

   Русско-японская война обнажила огромные недочеты в обучении и организации армии. В то время только треть армии находилась в состоянии боеготовности, а по причине мирного времени склады были практически пустыми. Можно было бы перебросить в Европу снаряжение с арены прошлых военных действий, но его уже практически не существовало. Все снаряжение либо вышло из строя, либо пропало. Именно поэтому Россия в 1905 – 1910 годах и позже была настолько слаба, что не могла вести успешные военные действия в Европе, а ведь война могла разразиться и в 1909, и в 1912 годах.  

   В случае всеобщей мобилизации для резервистов не было сапог и обмундирования, не хватало оружия и патронов.

   Реформирование вооруженных сил требовало много времени, денег и еще раз денег...

   Самым слабым местом были резервы, которые не прошли своевременного обучения. Массы людей, подлежавших призыву, как и весь русский народ, морально не были готовы к военным действиям...

   Временами поступление боеприпасов было действительно скудным, нас призывали экономно расходовать заряды, в особенности – беречь артиллерийские снаряды… Оказалось, резервы мирного времени истощены, а промышленность, которой не хватало сырья, техники и специалистов, не в состоянии быстро удовлетворить потребности, соответствующие военной обстановке. Мобилизационные планы для промышленности не были разработаны вовремя...

   В мирное время к подготовке кадров относились легкомысленно, в итоге армия отправилась на войну, имея в каждой отдельной роте, батарее или эскадроне не более трех-четырех боевых офицеров. В первые месяцы войны потери среди активных офицеров были значительными, поэтому нехватка командного состава очень быстро стала просто вопиющей. То же самое касалось и унтер-офицеров. Вакансии заполнялись офицерами и унтер-офицерами из резервистов, компетенция которых вызывала большие сомнения. Людские потери были неожиданно большими… Большая часть армейских подразделений оказалась в плену. Нехватка вооружения осложняла комплектацию фронтовых соединений, и, несмотря на огромные людские резервы, формирование новых войсковых частей сталкивалось с большими затруднениями. Такова была русская армия в конце 1914 и начале 1915 годов…

   Вскоре начались жестокие морозы. Русская армия встретила их практически без зимнего обмундирования…

   Мы переправились через Днестр вблизи города Залещики (підтверджує те, що Карл Густав Маннергейм був на Буковині – примітка моя)

   …бои наглядно продемонстрировали, насколько развалившейся была армия: за все это время у меня в подчинении перебывало поочередно одиннадцать батальонов, причем боеспособность их раз от разу снижалась, и большая часть солдат не имела винтовок. Мне передавали в подчинение и артиллерийские батареи, но всегда с напоминанием, чтобы я не вводил их в действие одновременно. Снаряды надо было беречь!..

   Хотя гарнизоны и призывные пункты заполняли миллионы мобилизованных, которые коротали время в бездействии и были благодатной почвой для революционной агитации, в то же время армия к концу года потеряла около полумиллиона боеспособных солдат… Пополнение по-прежнему представляло серьезную проблему, поскольку не хватало оружия. Личный состав, прибывающий на фронт, был практически не обучен, так что о его участии в боях говорить не приходилось. Тысячи солдат совершенно не умели обращаться с винтовкой. Нехватка офицеров и унтер-офицеров становилась все более ощутимой…

   Ситуация со снаряжением была очень тревожной. Все изнашивалось, пропадало или терялось во время боев и отступлений: винтовки, орудия, телефоны, транспортные средства, полевые кухни и прочая, и прочая… Нехватка боеприпасов заставляла предельно их экономить.

   С другой стороны, не было и намеков на интенсификацию промышленности...

   …то, что промышленное производство оказалось не на высоте, следовало спрашивать, в основном, с финансистов и других деятелей...

   По всей стране создавались промышленные комитеты, целью которых было налаживание работы средних и мелких предприятий, а также крупных государственных производств по выполнению военных заказов. Руководство материальным обеспечением всех военно-промышленных усилий должно было сосредоточиться в руках только что созданного Совета обороны (уривки з цього розділу вам нічого не нагадують? – примітка моя)...

   Революция в России

   14 июля (1917 року – примітка моя) противник начал контрнаступление в Галиции и на Буковине, и наши войска обратились в неуправляемое бегство. Тернополь и Черновцы пали, вся Украина оказалась под угрозой…

   Солдаты, незаконно арестовавшие командира, вернутся в полк! Это была та капля, которая переполнила чашу моего терпения (йдеться про двовладдя, коли у військах появилися комісари з фактично необмеженими повноваженнями – примітка моя). Я окончательно утвердился в мысли, что командир, который не способен защитить своих офицеров от насилия, должен расстаться с российской армией.

   Ситуация в войсках ухудшалась с каждым днем, и это лишь укрепляло мое решение покинуть… армию…

   Двое суток в столице шли бои, после чего Ленин и Троцкий, встав во главе большевистского правительства, захватили власть. Эта новость была совершенно спокойно воспринята в Одессе. С друзьями-офицерами мы спорили о том, что следовало бы организовать сопротивление этой диктатуре меньшинства, но мне пришлось осознать, что ни они, ни общество в целом не считали необходимым приступить к каким-либо действиям...

   Людьми владел страх, и они не проявляли никакого стремления к борьбе против нового режима… Я сказал, что сопротивление необходимо… Лучше погибнуть с мечом в руке, чем получить пулю в спину или быть расстрелянным. Мои соседи… придерживались другого мнения и считали борьбу против большевиков безнадежным делом. Я был глубоко разочарован тем, что в столице и Одессе общественное мнение оказалось единым.

   …моей целью было вернуться в Финляндию, которая 6 декабря объявила независимость, и я более не испытывал намерений оставаться в российской армии. Кстати говоря, в этой армии я, будучи гражданином Финляндии, прослужил почти тридцать лет...

   Освободительная война

   Несмотря на то, что советское правительство формально признало нашу независимость, оно, конечно же, не прислушалось к просьбе парламента о выводе русских частей из Финляндии. Их пребывание на финской территории имело вполне определенную цель: присоединить в дальнейшем наше государство к России...

  Несмотря ни на что, я был уверен, что наша страна обладала более широкими возможностями для спасения культуры и общественного строя, чем Россия. Там я наблюдал только отсутствие веры и пассивность, на родине же я ощутил неизбывное стремление людей сражаться за свободу. …была создана организация из офицеров распущенной финской армии и молодых людей из движения за независимость. Тогда я понял, что у народа Финляндии было не только желание, но и возможности для освобождения страны…  

   Только теперь я узнал, что 1800 финских добровольцев… проходили обучение в Германии. Это известие сильно укрепило мою уверенность в наших силах. Группа добровольцев, собранных из различных общественных слоев, представляла собой ответ на самый острый вопрос: где найти командный состав для предстоящих сражений…

   С вооружением дело… обстояло весьма плохо…

   Общая численность соединений русской армии в Финляндии в январе 1918 года составляла приблизительно 40000 человек…

   Главе государства, как и мне, было совершенно очевидно, что моей обязанностью будет не просто поддержание порядка в стране, а освобождение Финляндии.

   Я заявил о своей готовности стать главнокомандующим, но при условии, что сенат не попросит помощи ни у Швеции, ни у Германии.

   Судя по всему, Свинхувуд (глава держави – примітка моя) не верил, что мы сможем положиться на собственные силы… Я ответил, что у меня нет никаких сомнений в успехе. Да, нам необходимо было срочно создать армию. Но я был уверен в стрелковом искусстве и лыжном мастерстве финнов. Офицеров и унтер-офицеров – всех тех, кто проходил воинскую службу в своей или чужой стране, –  можно было собрать очень быстро…

   Сенат уполномочил нас разработать план создания сил правопорядка. Мы послали в сенат соответствующее предложение, но его не успели рассмотреть. События развивались настолько стремительно, что уже через несколько дней стало ясно: теперь нужны не просто «мощные силы правопорядка», нам требуется настоящая армия…

   Вечером 25 января я принял судьбоносное решение приступить к боевым действиям…

   События в Хельсинки подтвердили мою правоту. Центральный комитет социал-демократической партии поддался натиску крайне левых, и те 25 января создали свой «исполнительный комитет», который начал подготовку к перевороту…

   …тогда же, когда начали действовать и мы, – в Хельсинки был объявлен сбор батальонов красной гвардии (фінські колабораціоністи Москви – примітка моя)… Все последние ночи они получали оружие от русских. Ранним утром 28 января свершился государственный переворот, и сенат и парламент оказались не у дел… Восставшим помогали русские солдаты.

   Последнее, что успел сделать сенат до переворота, – это обратиться к народу… Там было сказано, что я назначен главнокомандующим…

   Военные действия были направлены против тех русских вооруженных частей, которые оставались в Финляндии, несмотря на признание советским правительством независимости нашего государства. Именно поэтому вспыхнувшая война была войной освободительной, борьбой за свободу. Этот факт не может изменить и то обстоятельство, что вскоре мы были вынуждены вести военные действия не только против русских, но и против бунтовщиков внутри страны. Ни законное правительство, ни его армия не были повинны в этом. Вина лежала на руководителях мятежа.

   …я выступил с обращением к народу Финляндии, в котором заявил, что считаю совершенно необходимым разоружить русские гарнизоны, поскольку худшие представители нашего народа, объединившись с русскими солдатами, встали на путь насилия и принялись грабить и убивать мирных граждан. Восставшие предатели родины должны быть осуждены. В обращении говорилось и о том, что всем добровольно сдавшим оружие русским солдатам будет гарантирована личная безопасность; как только Финляндия и Россия достигнут соглашения, их немедленно освободят…

   Украинцы и поляки освобождались немедленно (виділено мною – Г. М. )

   В конце января численность красной гвардиидостигла тридцати тысяч человек, а если учесть, что ее отряды действовали совместно с русскими частями, то следует признать: силы противника действительно были весьма значительны…

   На первом этапе наша освободительная война носила, скорее, партизанский характер, и те, кто с энтузиазмом отправились сражаться за свободу, похоже, верили, что победа будет добыта именно таким путем. Однако на самом деле главную цель можно было достичь только организованным наступлением. Для этого нам требовалась армия, а чтобы ее создать и успешно ею командовать, в первую очередь был нужен штаб.

   Для организации штаба не хватало подготовленных специалистов…

   Было совершенно ясно, что моей Ставке предстояла широкая деятельность, поскольку иных высших военных учреждений не существовало… Деятельность Ставки прекрасно охарактеризовал Хенри Пейрон (в будущем генерал-майор) (шведський військовик – примітка моя):

   «Назначенный сенатом главнокомандующий объединял в своем лице те функции, которые в военное время в Швеции выполняли министр обороны, начальник хозяйственного управления армии и во многих случаях начальник генерального штаба. Конечно, в условиях войны это имеет большое преимущество, поскольку власть сконцентрирована в одних руках… Иными словами, Ставка главнокомандующего с самого начала войны стала хозяйственным управлением армии и министерством обороны. Другим фактором, оказавшим влияние на такое решение, было то, что создание Ставки проходило практически на пустом месте, да еще под давлением военной обстановки. По этой причине, а также из-за нехватки на фронте личного состава, Ставка должна была с самого начала и практически все время не только заниматься военными действиями, но и вникать в вопросы снабжения продовольствием, медицинского обеспечения, перевозок и прочие проблемы. Таким образом, она во многих отношениях стала похожа на генеральный штаб шведской армии – иначе говоря, должна была решать тактические вопросы и проблемы снабжения гораздо более широко, чем Ставка верховного главнокомандующего Швеции».

   На этих принципах за несколько недель была создана организация, структура которой нашла отражение в приказе главнокомандующего… Ставка делилась на четыре штаба по следующей схеме:

   I. Генеральный штаб…

   II. Штаб вооружений…

   III. Этапный штаб (тилові служби  — примітка моя)

   IV. Главное ведомство по военному обучению…

   Первейшей задачей Ставки было создание единой армии из наиболее боеспособных частей…

   Мое обращение к цивилизованному миру с просьбой о помощи и призывом создавать добровольческие части привело к созданию шведской бригады. Это было единственное иностранное воинское соединение, участвовавшее в освободительной войне; в его состав входили также норвежцы и датчане. К сожалению, к нам смогла прибыть лишь незначительная часть тех шведов, кто изъявили желание стать добровольцами. Эта шведская бригада была численностью всего в один батальон…

   3 марта мне сообщили из сената по телефону, что по просьбе правительства Финляндии военное командование Германии пообещало начать интервенцию для «подавления вспыхнувшего в Финляндии мятежа»… Настроение у меня… было подавленное. Ведь премьер-министр… твердо обещал мне, что не будет обращаться с просьбой об интервенции… Первой моей мыслью было подать в отставку.

   …я был абсолютно уверен, что освободительную войну можно вести собственными силами. Взвесив все «за» и «против», я решил остаться на своем посту…

   5 марта я отправил первому генерал-квартирмейстеру Германии Эриху фон Людендорфу телеграмму… …я высказал пожелание договориться о реальной помощи в дальнейшем. В первую очередь, немецким частям сразу же после высадки на территорию Финляндии следовало подчиниться финскому верховному командованию. Главнокомандующий армии Финляндии должен выступить с обращением к финскому народу, в котором подчеркивалось бы, что высадка немецких войск – не вмешательство во внутренние проблемы страны, а помощь в борьбе против иностранных интервентов. Если этого не сделать, то будет оскорблено национальное самосознание финнов, вследствие чего может возникнуть взаимная неприязнь, которая не исчезнет в течение столетий. В случае принятия этих условий, говорилось в конце телеграммы, я могу заявить от армии Финляндии, что мы приветствуем в нашей стране храбрые немецкие батальоны и готовы выразить им благодарность от лица всего народа.

   …10 марта я получил ответную телеграмму, подписанную генерал-фельдмаршалом фон Гинденбургом, где он сообщал, что ознакомил с моей телеграммой императора и тот согласился со всеми моими предложениями. Таким образом, были предотвращены осложнения, которые могли возникнуть в результате интервенции Германии…

   После боев, длившихся нескольких недель, белая армия добилась крупной победы – главным образом, силами финнов…

   16 мая сводные подразделения, которые представляли все части, принимавшие участие в освободительной войне, прошли в честь победы торжественным маршем по улицам столицы. В своем приказе по армии я приветствовал их следующими словами:

   «Вас была всего горстка плохо вооруженных людей, которые не устрашились многочисленного неприятеля и начали освободительную борьбу…

   Главная цель достигнута. Наша страна свободна… Финский народ сбросил многовековые кандалы и готов занять то место, которое ему принадлежит…

   Я сердечно благодарю всех вас – тех, кто принял участие в этой многомесячной борьбе… Я благодарю вас за вашу самоотверженность и за доверие, которое вы мне выразили тогда, когда наши надежды казались бессмысленными. Благодарю вас за героизм на полях сражений, за бессонные ночи, тяжелые переходы и нечеловеческое напряжение… Но, прежде всего мои чувства благодарности и восхищения адресованы тем, кто, претерпев тяжелые страдания и выполнив свой долг, лежит теперь в земле…

   Новое время – новые обязанности. И все же, как и ранее, все основные вопросы решаются железом и кровью. Для защиты нашей свободы армия должна быть в полной боевой готовности. Крепости, пушки и иностранная помощь не помогут, если каждый мужчина не осознает, что именно он стоит на страже страны. Пусть помнят мужчины Финляндии, что без единодушия нельзя создать сильную армию и что только сильный народ может безопасно создавать свое будущее…»…

   После парада на Сенатской площади я в сопровождении моих ближайших помощников вошел в Дом правительства. В действительности я был приглашен один, но мне хотелось видеть вокруг себя людей, которые помогали мне на всех основных этапах войны. В зале заседаний я приветствовал сенат словами, которые подвели итог проделанной нами работе:

   …Армия считает своим правом открыто высказать пожелание, что закон должен гарантировать такой общественный порядок и такое правительство, которые навсегда избавят нас от ужасных ситуаций, подобных той, что только что пережила наша страна. Армия считает единственной гарантией от такой угрозы передачу штурвала государственного корабля Финляндии в твердые руки людей, которые не будут подвластны политическим спорам и которым не надо будет идти на компромиссы, иными словами, торговаться о государственной власти.

   В рядах белой армии служат все те, кто разделяет наши надежды. Свидетельство этому – тысячи белых крестов на кладбищах в разных районах Финляндии. Они взывают, чтобы жертвы не были напрасными…

   Сенат… решил, что все пленные без исключения должны предстать перед судом… Я же предложил, что перед судом должны предстать только те, кто виновен в тяжких преступлениях, а остальных людей, введенных в заблуждение, следует освободить, пусть даже эти люди были взяты с оружием в руках. Хотя я и догадывался о формальных причинах, которыми были вызваны массовые судебные процессы, тем не менее, я отдавал себе отчет, что эти процессы лишь усилят озлобленность, а злоба – плохой советчик при решении проблем, которые и так разделили наш народ на два лагеря…

   …по внесенному в сенат предложению армию следовало сформировать по немецкому образцу и с помощью немцев. Мы, таким образом, попадали в зависимость от них…  Я… представил основы нашего плана организации армии и настаивал на том, чтобы нам предоставили свободу действий и возможность самим решать вопросы обороны страны.

   Один из пунктов внесенного в сенат предложения гласил, что все офицеры, за исключением финнов и немцев, должны быть отправлены на родину. Судя по всему, это было направлено против тех шведских офицеров, которые оказали нам помощь и с честью выполнили многие тяжелые и неблагодарные задачи. увольнение и высылка из страны наших друзей и военных соратников являлись беззаконием со всех точек зрения (виділено мною – Г. М.)

   Пусть никто даже не думает, что я, создавший армию и приведший практически необученные, плохо вооруженные войска к победе только благодаря боевому настрою финских солдат и преданности офицеров, теперь покорюсь и буду подписывать те приказы, которые сочтет необходимыми немецкая военная администрация.

   – Хочу лишь дополнить, что этим вечером я освобождаю пост главнокомандующего…

   Прошло всего две недели с того дня, когда председатель сената в этом же самом зале приветствовал меня в столице и благодарил за то, что я сделал для спасения родины. 30 мая, когда я выходил из зала заседаний, никто из членов правительства не высказал мне сочувствия и не протянул руки (виділено мною – Г. М.)

   Официальные источники немало потрудились над тем, чтобы освободительная война превратилась в простую гражданскую войну (Россія та її «пята колона» в Україні поступають таким же чином щодо Донбасу – примітка моя). За подобными измышлениями стоит стремление обвинить законные правительство и армию в развязывании войны, но это не скроет того факта, что в 1918 году мы защищали неприкосновенность и независимость нашего государства. Если бы мы не поднялись на борьбу, Финляндия в лучшем случае превратилась бы в автономную область Советского Союза – без… национальных свобод, без настоящей государственности, и нам бы не нашлось места среди свободных наций. Мы заплатили за независимость очень большую цену, но жертвы и тяготы освободительной войны не будут забыты

   Особо следует отметить, что в освободительной войне главнокомандующий не имел поддержки от своего собственного правительства…Финская армия, которую даже в собственной стране многие ненавидели и на которую клеветали, спасла страну от гибели и создала мощный фундамент для будущего Финляндии как независимого государства (виділено мною – Г. М.).

   Переговоры в Лондоне и Париже

   Отъезд из страны не принес мне никаких практических затруднений: у меня не было собственного дома, не было никакого имущества. Все необходимое вполне умещалось в двух дорожных сумках (подивіться на українських можновладців, включно з тими, що носять погони, і порівняйте – виділення, примітка мої). Самым тяжелым была отставка из армии, которую я создал и к которой крепко привязался… Я был абсолютно уверен, что внешняя политика правительства является для нас роковой.

   Мне была оказана большая честь, когда Его величество король Густав V пригласил меня 6 июня на свои именины и вручил мне орден «За заслуги, оказанные Швеции во время освободительной войны». Я осмелился спросить, каким образом я заслужил за время освободительной войны столь высокую оценку. Его величество ответил:

 Могу лишь сказать вам, генерал, что только после вашей победы жизнь и в нашей стране стала мирной (Європа нарешті повинна зрозуміти, що лише після перемоги України і відновлення її територіальної цілісності європейське життя стане мирним – виділення, примітка мої)

   Внешнеполитический курс, ориентированный на Германию, пользовался безоговорочной поддержкой руководящих кругов Финляндии. Договор с Германией, подписанный 7 марта 1918 года, привел к тому, что независимость Финляндии была принесена в жертву политическим амбициям правительства…

   Все эти соглашения были подписаны во время войны, что свидетельствует о том, насколько мало правительство доверяло собственным вооруженным силам…

   Необходимо было срочно менять курс внешней политики…

   Происходило то, что я предсказывал и от чего предостерегал. Если в самое ближайшее время мы не наладим отношения с западными державами, результаты освободительной войны окажутся под угрозой (виділено мною – Г. М.)

   Помимо восстановления дипломатических отношений, надо было добиться укрепления внешнеэкономического положения страны. Без внешней торговли нас ожидал голод и тяжелый экономический кризис… Налаживание внешнеэкономических отношений было тем более необходимо, что до сих пор наша внешняя торговля ориентировалась на Россию(наче пише про Україну 21 століття, тому актуальним буде звернутися до моєї статті «Про те, як Україна сама фінансує вбивство українців Росією!» – примітка моя), а сейчас нам требовались новые рынки, за которые после войны началось мощное соперничество великих держав…

   Финляндия не могла полностью обеспечить себя продуктами питания, оставалась лишь слабая надежда на поставки зерна с Украины при посредничестве Германии (виділено мною – Г. М.)

   Когда во время переговоров в министерстве иностранных дел Великобритании я пытался доказать, какие конфликты могут возникнуть, если большевики вторгнутся в Европу, меня откровенно не поняли. Военачальники имели несколько более верное представление о положении вещей, но в целом проблема отношений с Россией рассматривалась в Лондоне как второстепенная. Поэтому совершенно естественно, что наша освободительная борьба, которая не позволила большевизму распространиться на Север, не была оценена по достоинству (теж саме стосується оцінки Заходом боротьби України з Россієй після окупації нею українських територій – виділення, примітка мої)

   Я был весьма удивлен, когда в министерстве иностранных дел Великобритании услышал мнение, что Финляндия должна уступить Швеции Аландские острова, а в качестве компенсации получить Восточную Карелию (і тут ситуація перегукується з Україною: настійливе побажання західних партнерів надати, згідно Мінських домовленостей, не включивши до них Крим, особливий статусу окремим районам Донецької та Луганської областей, правда, без компенсації – примітка моя).

   …я получил телеграмму, в которой правительство просило меня занять пост регента. Полностью осознавая всю ответственность, которая ложилась на главу государства в столь трудные времена, я решил на этот раз не устраняться от того, что считал своим долгом, и принять предложение…

   Финляндия не должна быть прислугой какого-либо иного государства, ей надо предоставить возможность вырасти в сильную и не зависимую ни от кого страну…

   Я был вынужден ответить (під час зустрічі з головою комісії у закордонних справах палати депутатів парламенту Франції – примітка моя), что Российское государство может быть создано только лишь в новых границах, а большевизм является угрозой для всего цивилизованного мира…

   В Париже было легко удостовериться, что зерна антифинляндской пропаганды, проводимой русскими эмигрантами, упали во Франции на благодатную почву (порівняйте з Україною після збройної агресії Россіі – виділення, примітка мої)

   В оправдание своих претензий представители русского «белого движения» заявили об «оккупации» немцами Финляндии в 1918 году. Сталин через двадцать лет также основывал свою аргументацию на этом факте. Вот как долго сказывались последствия того, что сенат когда-то попросил помощи у Германии!..

   Мне было важно укрепить авторитет власти в Финляндии, и внешнее давление в этом вопросе не могло иметь решающего значения (виділено мною – Г. М.)

   Избирательная борьба была тяжелой: левые силы вели подрывную агитацию. Избирательная система… нисколько не изменилась, посему… та партия, которая всего лишь два года назад привела страну на край гибели, имела такие же конституционные права (в Україні – це Опоблок, створений на базі регіоналів – примітка моя), как и партии, боровшиеся за сохранение общественного порядка…

   К сожалению, следует сказать, что большая часть финского народа не осознала значения освободительной борьбы и достигнутых нами успехов (виділено мною – Г. М.)

   Хотя я оставался убежденным монархистом, я все же не был настолько слеп, чтобы не видеть, что даже демократический строй, основанный на сильной государственной власти, мог обезопасить государство и обеспечить благосостояние его граждан…

   Конец нашим надеждам

   Со времени освободительной войны прошло всего лишь 18 месяцев, однако многое забылось, и, казалось, никто не замечал угрозу нападения с востока… Нам были крайне необходимы сильная государственная власть и эффективная оборонительная система…

   Я убежден, что в это бурлящее время внутренняя угроза не может быть устранена путем компромиссов и уступок (на жаль, Україна повторює ці помилки – виділення, примітка мої).

   …идет смертельная борьба двух мировоззрений и что победа большевиков будет означать для всех уступчивых граждан только одно: им предложат выкопать свои собственные могилы…

   В то революционное время, в котором мы живем, нельзя решать жизненные вопросы за счет нашей слабости. Только жертвенная любовь к родине людей с сильной волей, только объединенные усилия этих людей помогут нашему народу спокойно пережить тяжелые времена. Пусть пропадут все раздоры, пусть пропадут все сиюминутные выгоды во всяком случае, пусть они подождут. Все граждане, мужчины и женщины, должны объединиться в одну большую, защищающую общество партию, которая будет ясно понимать необходимость порядка (він мав моральне право так говорити, бо не наживався й не нажився ні на політиці, ні на війні – виділення, примітка мої)

   Я был твердо убежден, что до тех пор, пока правительство большевиков остается у власти, ситуация в России чревата опасными последствиями для всего мира, в первую очередь для Финляндии: чума, идущая с востока, могла оказаться заразительной (виділено мною – Г. М.).

   …я посетил маршала Пилсудского, великого человека Польши, который встал во главе молодой республики. …он очень хорошо сказал:

– Что я могу сделать, если русские белые руководители не понимают: та Россия, которая возрождается на наших глазах, не будет той же в точности Россией, что была раньше. Польша, как и Финляндия, больше не может быть частью этого государства! В сентябре я послал к генералу Деникину военную делегацию во главе с генералом Карником, дабы заявить, что мы готовы пожертвовать польской кровью для его движения. Но когда Карник поднял вопрос о независимости Польши, Деникин начал говорить о неделимости России, частью которой Польша якобы оставалась до сих пор (Россія була й залишається імперською – примітка моя)

   Весной 1920 года правительство разрешило коммунистам про
Читати далі →

Пінчук, ПНХ!

   Американська газета The Wall Street Journal (WSJ) 29 грудня 2016 року опублікувала неоднозначну, м’яко кажучи, статтю одного з олігархів України Віктора Пінчука  «Україна має піти на болючі компроміси заради миру з Росією». ЇЇ неоднозначність, яка навіть не приховує російського колабораціонізму автора, є очевидною. Судіть самі, читаючи український переклад всього тексту зазначеного пінчуківського творіння. Отже,                                                                                  ...
Читати далі →

Осталось запретить

Украина запретила ввоз любых книг из России. Осталось запретить радио, телевидение и русский язык. Эту страну, как обычно, воспитывают дебилы....
Читати далі →

Митківські Йорданські щедрівки

   18 – 19 січня українські православні християни святкують Хрещення Господнє: Іван  Хреститель (Предтеча) в річці                                               Йордан охрестив Ісуса Христа. Народ це свято ще  називає Йордан або  Водохреща. Воно збігається з Богоявленням (19 січня), коли на охрещеного у йорданській воді Ісуса голубом — птахою зійшов Дух Святий і почувся голос Бога Отця, який назвав Христа своїм Сином, що засвідчує таїнство Святої Трійці, тобто явлення Бога у трьох іпостас...
Читати далі →

Регионы страны ничего хорошего не ждет: мнение специалистов

В Нацбанке провели исследование, касающееся ожиданий населения и работодателей относительно развития украинских регионов на ближайший год. Как отмечается в докладе, из 14 областей, в которых ожидается увеличение объемов производства, наибольшего роста ожидают в Ровненской и Закарпатской. Но это – там, где ожидается рост. А вот сокращение объемов производства ожидается в Харьковской, Днепропетровской, Николаевской, Одесской и Черниговской областях. В то же время, согласно опросу, бизнес не ждет и...
Читати далі →

Митківське Новорічне вінчування - посівання

   14 січня – Новий рік за старим стилем (Старий Новий рік) і Святого Василя, коли ходять посівати житом, пшеницею оселі родичів, сусідів та знайомих. Як це з давніх давен прийнято робити в моєму селі (від  року до року – все менше й менше), описує Митківське Новорічне вінчування — посівання:  «Сійся, родися жито, пшениця, всяка пашницяНа Новий рік, на Василя!Коноплі – по стелю, лен – по коліна,Щоби вас, хрещених, голова не боліла!».    Про колядування розказує мій матеріал «Митківські колядки»....
Читати далі →

Кримський гамбіт

План реінтеграції Криму в редакції українського дипломата Василя Філіпчука не враховує два моменти: 1. В жодному мирному варіанті Росія Крим не поверне. 2. На правах співволодіння Крим і Севастополь Україні непотрібні. Перефразовуючи відоме висловлювання Дмитра Корчинського: «Крим буде українським — або не буде». Півострів повинен залишатись українським каменем на шиї Російської Федерації — в іншому випадку він стане російським каменем на шиї України. Проте за дискусією про кр...
Читати далі →

Обама загнав Трампа на слизьке…

                                                                                            В Росії немає нічого неможливого,                                                                                            крім реформ.                                                                                                                            Оскар Вайлд   Офіційна інформація американських спецслужб (розвідувальних, підтверджена контррозвідувальною – ФБР і безпековою – Міністерством внут...
Читати далі →

Некультурні

У зв'язку з війною на Сході українці раптом згадали про возз'єднання країни по різні береги Дніпра: соціальні проекти пишуть і поезію про міста, екскурсії студентам на Захід організовують, мудрі конференції, робочі поїздки, відомі поети приїжджають з літературними читаннями… Та є місто на Сході (північному), яке вперто ігнорують усі митці; місто-невидимка, якого не існує на жодній культурній карті України; місто, до якого їхати потягом лише 4+ години з Києва чи 3+ з Харкова, та літературні стежк...
Читати далі →